НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ

СОДЕРЖАНИЕ

Вступление

Глава 1

АНАТОМИЯ Заболевания Исходя из убеждений ПАЦИЕНТА

Глава 2

Загадочное ПЛАЦЕБО

Глава 3

ТВОРЧЕСТВО И ДОЛГОЛЕТИЕ

Глава 4

БОЛЬ: Неприятель Либо ЗАЩИТА? 69

Глава 5

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ЗДОРОВЬЮ И ИСЦЕЛЕНИЮ

Глава 6

ЧТО Я Вызнал ОТ 3-х Тыщ Докторов

Моему брату Роберту и моим сестрам Софи и Джоанне

Книжка Нормана Казинса «Анатомия болезни» шла к русскому читателю более 10 лет. Правда, главы НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ из нее публиковались в журнальчиках «Иностранная литература» и «Наука и жизнь», но это всего только отрывки — менее. Что ж, как молвят, лучше поздно, чем никогда. Вобщем, в этом случае ни сейчас, ни завтра поздно не будет, так как самой природой заложено в нас рвение к гармонической и настоящей НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ жизни.

Любой из нас бывал нездоров. Даже очевидная простуда выбивает из обычной колеи, не говоря уже о более суровых недугах. И как по-разному мы себя при всем этом ведем! Одни торопятся в больницу, другие достают из домашних аптечек заготовленные травки, третьи обзванивают всех знакомых в надежде услышать о новомодном «чудодейственном НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ» средстве... Но волшебство можем сотворить мы сами. Нужно только «прислушаться» к собственному Организму, поверить в свои силы и не терять надежды на излечение. Конкретно так поступил Норман Казинс и избавился от тяжеленной заболевания, чем очень изумил многих докторов.

В книжке «Анатомия болезни» создатель призывает доктора и пациента к сотрудничеству НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ и диалогу, взаимоуважению и взаимопониманию. Потому нам очень хотелось, чтоб вступление к русскому изданию написал доктор, который сам признает идею нетрадиционного подхода к исцелению и считает, что не только лишь лекарства могут принести исцеление.

Раздумывать длительно не пришлось. Николай Михайлович Амосов — вот к кому нужно обратиться. Узнаваемый хирург, создатель НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ многих книжек и статей о здоровом стиле жизни, он не только лишь размышляет о здоровье, да и своим примером указывает, чего можно достигнуть, если уместно заниматься физической культурой, много двигаться, правильно питаться. Человек уже немолодой, он отлично смотрится, сохранил изумительную работоспособность, полон бодрости и энергии.

Звоню Николаю НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ Михайловичу в Киев. Оказывается, он уехал (какая досада!) и будет только через несколько недель. Но уехал в Москву (какое везение!) на очередной Съезд народных депутатов. Совместно с переводчицей книжки «Анатомия болезни» Р.Д. Равич разыскиваем телефон Н. М. Амосова. Дозвониться, естественно, очень трудно — его денек расписан по минуткам. Дозвонившись, рассказываю НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, какая восхитительная книжка готовится к выпуску у нас в издательстве, и прошу написать к ней вступление. И вдруг в ответ: «А я не уверен, что книжка мне понравится. Но рукопись посмотрю — любопытно».

И вот через некое время я звоню уже в Киев и осторожно спрашиваю Николая Михайловича о НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ том, какое воспоминание произвела на него рукопись.

— Книжка подходящая и нужная. Непременно нужно ее издать. Очень увлекательна глава о роли эффекта плацебо. Типичный и любознательный подход к исцелению. Может, нужно сделать маленькие сокращения, а в остальном со всем согласен.

Естественно, может появиться вопрос: а подойдет ли эта книжка русскому читателю — ведь способности НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ здравоохранения в США и у нас различны? Да, это так. Но в том-то и ценность книжки «Анатомия болезни», что создатель гласит сначала о психологических резервах человеческого организма, о духовном единении доктора и пациента. Норман Казинс подчеркивает — любой из нас несет ответственность за свое здоровье.

Т. БУХОВА, редактор

Вступление

Каждый НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ нездоровой человек должен взять на себя определенную ответственность за излечение, избавление от заболевания либо инвалидности — такая основная мысль книжки. Она не нова, но не достаточно кто из создателей сумел много и глубоко выразить то, что лежит в базе этой идеи. Норман Казинс — не доктор, но его открытия были приняты НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ докторами с огромным энтузиазмом. В этой книжке он разъясняет природу стресса, способность людской психики мобилизовать внутренние ресурсы организма для борьбы с заболеванием. Его выводы уже доказаны данными, приобретенными в исследовательских центрах.

В хоть какой книжке, повествующей о парадоксе исцеления, непременно говорится и о долгожительстве. «Анатомия болезни» — не исключение НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, но тут также подчеркивается, что принципиально не только лишь количество прожитых лет, да и состояние жизни. В современном обществе просматривается тенденция общего роста длительности жизни. Так, по данным Комиссии общественного страхования США, в 1976 году в стране было 10 700 старцев в возрасте 100 и поболее лет. Возможно, в других странах соотношение количества долгожителей с НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ общей численностью населения примерно такое же.

Нужно сказать, что нередко достаточно тяжело найти четкий возраст долгожителей, так как дата рождения не всегда известна либо не точна. В США, к примеру, достоверно установленное число столетних старцев по сути меньше 10 000.

Огромное количество довольно узнаваемых случаев свидетельствует о том, что НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ долголетия можно достигнуть при самых различных погодных и соц критериях. В 1635 году в Лондон, к королю Карлу I был доставлен Томас Парр, которому, судя по церковным книжкам, к тому времени исполнилось 152 года. Старина Парр, как его нежно называли, удостоился чести находиться на царском обеде. Скоро, еще находясь в Лондоне, он НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ погиб. Вскрытие создавал сам Уильям Гар- вей*, который подтвердил, что органы Парра были «такими же бодрствующими, как и в денек его рождения». Гар-вей растолковал погибель долгожителя неумеренностью в еде, чрезмерными возлияниями за царским столом и загрязнением воздуха в Лондоне.

Воздух в Париже в XIX веке был, естественно, не намного НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ чище, чем в Лондоне XVII века. Но именитый французский химик Мишель Эжен Шеврёль дожил до 103 лет, при этом более 75 лет он жил во французской столице. С фото, изготовленной в денек столетнего юбилея Мишеля Эжена Шеврёля, глядит крепкий, полный энергии старик. Когда незадолго до погибели (ему уже НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ минуло 103 года) Шеврёля спрашивали, как он себя ощущает, он посетовал лишь на то, что незначительно утомился от жизни. Последнюю научную работу он опубликовал в 99 лет.

Чарльз Тьерри родился в 1850 году и до 93 лет работал серебряных дел мастером в Кембридже (штат Массачусетс). Каждый денек он совершал долгие загородные прогулки; эту привычку он сохранил НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ и в глубочайшей старости, когда уже не стал работать. В возрасте 103 лет он захворал гриппом. Доктор Поль Уайт, лечивший Чарльза, настоял на том, чтоб нездоровой возобновил прогулки в всякую погоду. Тьерри оздоровел, но в возрасте 108 лет погиб от пневмонии, приемущественно из-за своей небрежности.

В 1960 году в НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ нью-йоркскую клинику был доставлен (для исследования, так как это был редчайший случай долгожительства) очень старенькый человек из горной деревушки в Колумбии. Ему очевидно было больше 100 лет, а судя по косвенным доказательствам, даже около 150. Всю жизнь он провел в горах, вдалеке от цивилизации. Он был низкого роста, очень подвижный, разговорчивый НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ (гласил он по-испански). Сам могу подтвердить это, потому что лежал с ним в одной палате — только я был тяжело болен, а старик находился в поликлинике в качестве гостя: его жизнерадостности я нескончаемо завидовал. В собственной книжке «Этюды о природе человека», размещенной в 1904 году, И. И. Мечников обрисовывает многих НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ долгожителей, которых он изучал в Рф и во Франции. Большая часть из их сохраняли бодрость и активность, но так же, как и

* Уильям Гарвей (1578—1637) —величавый британский ученый, один из основателей физиологии и эмбриологии; открыл большой и малый круги кровообращения. — Прим. пер. Шеврёль, сетовали на «усталость от жизни», которая, видимо, сродни утомлению НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, какое мы обычно чувствуем после длинноватого, насыщенного событиями денька.

То, что за длительное время до возникновения современной научной медицины существовали долгожители, отличавшиеся здоровьем, бодростью, активностью, обосновывает, что возможная длительность жизни человека превосходит библейские 70 лет и что можно прожить долгую жизнь, не обращаясь к докторам. Естественно, огромное значение НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ имеет и наследная расположенность.

Доктор Александр Лиф из Гарвардского мед института провел необъятные клинические и социологические исследования долгожителей в различных уголках земного шара. Эти исследования позволили ему прийти к выводу, что долголетие связано с умеренным, отлично равновесным питанием, физической активностью и ролью в публичных делах до глубочайшей старости. Так НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ именуемая размеренная старость, похоже, не самый наилучший путь к долголетию.

На 1-ый взор может показаться, что долгожители, не нуждающиеся в мед помощи, не имеют никакого дела к теории Нормана Казинса, утверждающей, что нездоровые должны делить с доктором ответственность за свое излечение. Лично я все же убежден: дожить до глубочайшей старости может НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ только тот, кто обладает чувственными и психологическими свойствами, содействующими излечению (конкретно такими свойствами отличается Норман Казинс); должна быть воля к жизни, мобилизующая все естественные механизмы и все сокрытые резервы организма для сопротивления заболевания.

Невзирая на то что условия нашей жизни поменялись — стали более урбанистическими, генетическая база осталась прежней, таковой НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ же, как у наших протцов из каменного века. Как следует, на биологическом уровне мы никогда не сможем вполне приспособиться к повсевременно изменяющейся окружающей среде. Как подчеркивает Казинс, где бы мы ни были и что бы мы ни делали, мы безизбежно подвергаемся воздействию разнообразных физико-химических и НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ био причин, способных вызвать заболевания. Мы выживаем только поэтому, что наш организм обладает «встроенными» био и психическими механизмами, дающими нам возможность приспособиться. Адаптационные реакции организма могут быть такими сильными, что большая часть отрицательных воздействий не приводит к заболевания. Если же все-же болезнь появляется, реакция адаптации, обычно, обеспечивает излечение НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ без вмешательства доктора. В древности лекарям была так знакома эта способность организма избавляться от заболевания, что они окрестили ее «врачующей силой природы».

В собственной книжке «Анатомия болезни» Норман Казинс отождествляет естественные механизмы регенерации с теми процессами, которые помогают организму возвратиться к «нормальному» состоянию. Эти процессы Уолтер Кен-нон* именовал НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ «гомеостатическими реакциями»**.

«Врачующая сила природы» — явление более сложное. Реакция организма на вредное воздействие наружной среды изредка бывает просто гомеостатической. Почаще в итоге неоднократного воздействия неблагоприятного фактора появляются стойкие конфигурации, дозволяющие организму приспособиться к условиям жизни. К примеру, образование новейшей ткани (шрама) на месте раны — не только лишь гомеостатическая реакция. Зарубцевавшаяся ткань обладает НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ большей способностью сопротивляться вредному воздействию. Излечение после заразной заболевания сопровождается обычно стойкими переменами в клеточках, что содействует увеличению иммунитета к этой инфекции. У людей, лишившихся руки либо ноги, либо потерявших зрение, развиваются компенсаторные способности, которые помогают жить в новых критериях. В схожих случаях реакция организма на воздействие неблагоприятных причин НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ носит нрав не просто гомеостатической регуляции, а быстрее длительной адаптации, которая получается из-за компенсаторных конфигураций в организме — как физических, так и психологических.

Но независимо от того, имеет ли место просто гомеостатическая регуляция либо длительная адаптация, механизмы «врачующей силы природы» так эффек тивны, что многие заболевания проходят сами по НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ для себя. Естественно, исцеление ускорит процесс излечения, но, как подчеркивает Норман Казинс, излечение в конечном счете находится в зависимости от того, сумеет ли пациент мобилизовать внутренние ресурсы организма и «включить» механизмы сопротивляемости. Здесь-то и кроется разъяснение того таинственного факта, что во всех старых простых обществах всегда были врачеватели НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, излечивавшие даже такие заболевания, для борьбы с которыми еще несколько десятилетий вспять медицина не могла предложить действенного средства.

* Уолтер Кеннон (1871 —1945) —южноамериканский физиолог, доктор Гарвардского института, член Государственной академии США, президент южноамериканского физиологического общества. Опубликовал выше 100 научных работ о нейрогуморальной регуляции функций организма, роли центральной нервной системы в формировании чувств НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ и поддержании гомеостаза. Им сотворено учение о гомеостазе как о «саморегуляции физиологических процессов». — Прим. пер.

** Гомеостаз — относительное динамическое всепостоянство внутренней среды (крови, лимфы, тканевой воды) и устойчивость главных физиологических функций (кровообращения, дыхания, теплорегуляции, обмена веществ и т.д.) организма. — Прим. пер.

В книжке Казинс ссылается на Уильяма Ослера*, 1-го НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ из величайших докторов мира, который в собственных лекциях повторял студентам, что большая часть фармацевтических средств и других способов исцеления, применяемых медиками, обычно, полезности не приносит. Ослер воспользовался блестящей репутацией, когда управлял стационаром поликлиники Джона Гопкинса в Балтиморе. Он не переставал утверждать, что излечение пациентов, которых он НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ следил, происходило благодаря не только лишь исцелению, но в основном благодаря вере людей в избавление от заболевания и доверию к мед персоналу. Став потом доктором Оксфордского института, Ослер не один раз высказывал убеждение: фуррор доктора зависит приемущественно от его человечьих свойств и поведения. В статье «Вера, которая исцеляет» (1910 год) он НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ писал: «Результаты работы в поликлинике Джона Гопкинса меня повеселили. В поликлинике царила атмосфера оптимизма, сестры подбадривали пациентов — все это содействовало их излечению. О таком отношении к нездоровому гласили еще докторы древности, к примеру Эскулап». Употребляя выражение «вера исцеляет», Ослер имел в виду воздействие психических причин, «включающих» восстановительные механизмы «врачующей силы НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ природы», которые содействуют самоисцелению.

Эффективность «исцеляющей веры», которую Ослер считал одним из критерий излечения, признал даже доктор Уильям Вэлч, один из основателей научной медицины в США. Он так писал о собственном отце — докторе, практиковавшем в Норфолке (штат Коннектикут): «Когда он заходил в комнату к нездоровому, пациент сходу ощущал себя НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ лучше. От него исходила, казалось, какая-то исцеляющая сила; нередко не исцеление, а само его присутствие исцеляло». Известное выражение Фрэнсиса Пибоди: «Секрет исцеления хворого — это забота о нем» снова подчеркивает, что внимательное отношение доктора к пациенту способно освободить от недуга.

* Уильям Ослер (1849—1919) —терапевт, видный деятель медицины Канады, США и НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ Англии, доктор кафедры внутренних заболеваний Оксфордского института. Создатель выше 700 научных работ. Его «Руководство по внутренней медицине» (переведенное и изданное у нас в стране в 1928 году) в течение многих десятилетий было настольным пособием клиницистов. — Прим. пер.

Во все века людей с фуррором вылечивали различные шаманы, знахари, лекари. Это можно разъяснить НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ тем, что хоть какой организм обладает способностью к самоисцелению, присущей всем формам жизни, и сначала человеку.

Хотя механизмы спонтанного излечения людей, страдающих некими физическими болезнями, не полностью ясны, можно представить, что действуют они через психосоматические системы. При всем этом в организме есть ограниченный набор ответных реакций на самые НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ различные, не имеющие меж собой ничего общего способы исцеления — будь то транквилизаторы либо воздействие рук экстрасенса, йога либо отличные отношения доктора и пациента.

Норман Казинс повсевременно подчеркивает, что психологический настрой и отношение пациента к заболевания имеют, большущее воздействие на ее течение, и иллюстрирует это* примерами.

Защита организма от инфекции в значимой НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ степени находится в зависимости от устройств гуморального и клеточного иммунитета. Психическое состояние может оказывать влияние на эти механизмы, и это доказано экспериментально. Проба Манту состоит в последующем: подкожно вводят туберкулин (продукт, получаемый из культур микробов туберкулеза) , чтоб найти вероятную реакцию организма на туберкулезную заразу. Установлено, что гипнотическое внушение может НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ «стереть» проявление пробы Манту на коже. Это является весомым подтверждением воздействия психологического состояния на физическое. Реакция организма на пробу Манту принадлежит к тому типу реакций, который ученые окрестили «клеточным иммунитетом». Так как эта форма иммунной реакции играет существенную роль в повышении сопротивляемости организма таким суровым заразным болезням НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, как туберкулез (и, может быть, рак), все есть основа- ния считать, что состояние психики пациента может оказывать влияние на ход заболевания.

Зависимость физиологических процессов от психологического состояния указывает итог обследования педагога, у которого при одной мысли о том, что он должен читать лекцию, замедлялось усвоение жиров. Установлено, что жиры НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ усваиваются ужаснее вследствие всех нарушений актуального ритма.

Издавна понятно, что эмоциональное состояние оказывает влияние на секрецию определенных гормонов, к примеру гормонов щитовидной железы и надпочечников. Не так издавна было найдено, что гипофиз выделяет неведомые до сего времени химически связанные гормоны, которые получили заглавие эндорфинов. Некие из их действуют как НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ наркотические препараты, притупляющие либо снимающие боль, — блокируются не только лишь механизмы боли, но также тормозится чувственная реакция на боль, и, как следует, человек испытывает меньше страданий. Потому естественно представить, что психологический настрой может оказывать влияние на выделение эндорфинов, — как и в случае с другими гормонами.

Норман Казинс прав в том, что НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ большая часть заболеваний проходит сама собой. Но есть и те, которые требуют исцеления. Только доктор может поставить верный диагноз, основываясь на беспристрастных данных. И только доктор должен назначать лекарства. Не считая того, многие заболевания, к примеру, такие, как гипертония либо артрит, нельзя излечить стопроцентно, но имеющиеся НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ на данный момент способы — терапевтические либо хирургические — избавляют некие симптомы, в итоге человеческий организм, страдающего этими недугами, может работать более либо наименее нормально. Исцеление — это только один нюанс мед помощи; нередко задачка доктора состоит в том, чтоб облегчить мучения пациента.

Что осознавать под «хорошими отношениями доктора и пациента»? Такие НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ дела могут складываться по-разному. Скажем, пациент стопроцентно полагается на авторитет доктора, так же как ребенок на авторитет отца. В почти всех ситуациях таковой тип отношений нужен: к примеру, в тяжелых случаях диагностирования либо при использовании специфичных способов исцеления. Так, когда у меня было тяжелое болезнь, единственное, что мне оставалось, — последовать серьезным НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ советам доктора и принимать лекарства, потому что только таким макаром можно было избавиться от этой заболевания, ранее считавшейся неизлечимой. Если пациент полностью доверяет доктору, то это, возможно, содействует более действенному действию устройств самоисцеления и человек резвее выздоравливает.

Но похоже, что слепая вера в авторитет доктора пошатнулась. Не один Казинс НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ - считает, что пациент и доктор должны вкупе находить пути исцеления. В журнальчике «Человек и медицина» (летний выпуск за 1977 год), редактором-консультантом которого является Норман Казинс, доктор Э. Гинзбург из Колумбийского института писал: «Никакие конфигурации в системе здравоохранения не вызовут улучшения, пока сами граждане не возьмут на себя ответственность за НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ собственное здоровье. Приобщение людей к здоровому стилю жизни, обмысленные меры по профилактике, включающие разъяснительную работу, дадут значимый эффект».

В общем, до сего времени людям предлагали отрешиться от курения, правильно питаться, делать физические упражнения, не очень стремительно водить машину. Казинс обширнее подходит к этой дилемме. Он считает НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ нужным взаимодействие доктора и пациента. Ответственность не должна ограничиваться способностями здорового стиля жизни; если человек захворал, то он обязан иметь возможность выбора способа исцеления. С моей точки зрения, на данный момент не много кто с полезностью для здоровья может взять на себя такую роль, разве что он будет беспристрастно оценивать эффективность исцеления НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ. С другой стороны, конкретное роль в лечении, поиск путей исцеления, будь то хохот либо мобилизация воли к жизни, как в истории Нормана Казинса, помогают активизировать природные защитные механизмы организма пациента.

Не следует принимать книжку Нормана Казинса как вызов научной медицине и колебание в ее состоятельности. Он НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ совсем не ратует за возвращение к знахарству, хотя и испытывает глубочайшее почтение к старомодному семейному доктору. Лично я всегда ощущал, что единственный недочет научной медицины в том, что она недостаточно научна. Подлинно научной она станет только тогда, когда докторы и пациенты научатся управлять «врачующей силой природы». Книжка Нормана Казинса «Анатомия заболевания НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ исходя из убеждений пациента» должна им в этом посодействовать.

Глава 1

АНАТОМИЯ Заболевания Исходя из убеждений ПАЦИЕНТА

В этой книжке рассказывается о суровой заболевания. Много лет мне не хотелось об этом писать, так как я страшился вселить неверную надежду. К тому же я знал, что единичный случай не много что означает НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ в суровых мед исследовательских работах и расценивается нередко как «анекдотичный». Но упоминания обо мне временами появлялись в широкой прессе, в том числе и мед. Я получал письма, где меня спрашивали, правда ли, что я при помощи хохота избавился от заболевания, которая чуть ли не сделала меня калекой НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ и которую докторы считали неизлечимой. Потому я решил, что нужно тщательно поведать об истории моей заболевания.

В августе 1964 года я возвратился домой из зарубежной командировки и ощутил легкое недомогание. Поначалу повысилась температура, появилась ломота во всем теле. Мое состояние стремительно ухудшалось, через неделю уже стало тяжело поворачивать шейку, ходить, шевелить пальцами НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, подымать руки. СОЭ (скорость оседания эритроцитов) подпрыгнула выше 80. Анализ СОЭ очень обычной, но самый нужный при установлении диагноза. Сущность его в том, что скорость, с которой оседают эритроциты (измеряется в миллиметрах в час) обычно прямо пропорциональна силе воспалительного процесса. При обыкновенной простуде либо гриппе СОЭ увеличивается до НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ 30, время от времени до 40. Когда СОЭ подымается до 60—70 — это означает, что болезнь достаточно суровое. Меня госпитализировали, когда СОЭ достигнула 88. Через неделю было уже 115, а это считается признаком критичного состояния.

В поликлинике мне делали и другие анализы; некие из их, мне показалось, быстрее были необходимы для доказательства способностей лаборатории, чем для проверки НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ состояния пациента. Я был поражен, когда в один и тот же денек лаборанты из 4 различных лабораторий взяли у меня на разные биохимические анализы целых четыре огромных пробирки крови из вены. Мне казалось не поддающимся объяснению и безответственным то, что клиника не может скоординировать проведение анализов, чтоб брать кровь у пациента НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ только один раз. Даже здоровому человеку навряд ли пойдет на пользу, если у него откачают сходу огромное количество крови. Когда на последующий денек лаборанты пришли за новейшей порцией крови, я отказался и прикрепил на дверцах собственной палаты записку, в какой говорилось, что я буду сдавать кровь на анализы только НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ один раз в три денька и надеюсь, что одной пробирки хватит на все.

С каждым деньком я больше убеждался, что поликлиника — не место для серьезно хворого человека. Поразительное пренебрежение основами санитарии и гигиены; условия, в каких стафилококки и другие патогенные мельчайшие организмы могут стремительно распространяться; очень НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ нередкое (а время от времени и хаотичное) внедрение рентгена; неоправданное применение транквилизаторов и сильных болеутоляющих препаратов (быстрее для удобства медперсонала — так легче совладать с томными нездоровыми); система, при которой клинические процедуры ставятся на 1-ое место, а отдых и покой пациентов — на последнее (хотя долгий сон для хоть какого хворого не НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ таковой уж нередкий подарок, и нельзя его прерывать по прихоти медперсонала!) — все эти и еще многие другие недочеты нынешней поликлиники заслуживают суровой критики.

Но, пожалуй, что мне больше всего не нравилось, так это больничное питание. Не то чтоб рацион был беден и не сбалансирован, но мне казалось совсем недопустимым обилие рафинированных НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ товаров, в том числе содержащих консерванты и вредные красители. Белоснежный хлеб, приготовленный из рафинированной муки с добавлением хим размягчителей, подавался в обилии к каждому блюду. Овощи были, обычно, переварены и потому фактически лишены питательной ценности.

Доктор не настаивал, если я отрешался от процедур, проводимых в поликлинике. Мне очень НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ подфартило, что моим доктором был человек, который мог представить себя на месте пациента. Доктор Уильям Хитциг поддержал меня, когда я предпринял решительные деяния, чтоб отразить напор лаборантов, жаждущих моей крови.

Мы были близкими друзьями больше 20 лет, и он знал о моем интересе к медицине. Мы нередко обсуждали статьи, размещенные НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ в мед прессе. Он не собирался скрывать от меЙя ничего, что касалось моей заболевания, передавал представления разных профессионалов, вызванных им на консультацию. Они не пришли к одному воззрению. Одно было признано всеми: я страдаю коллагенозом — заболеванием соединительной ткани (к кол-лагенозам относятся все заболевания артритного и ревматического НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ нрава). Коллаген — это волокнистое вещество, которое связывает клеточки. Одним словом, я становился недвижным, уже с трудом шевелил руками и ногами и поворачивался в кровати. На теле появились узелки, утолщения, затвердения под кожей — это указывало на то, что поражен весь организм. В самый тяжкий момент заболевания у меня практически не размыкались НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ челюсти.

Доктор Хитциг вызвал профессионалов из реабилитационной поликлиники Говарда Раска в Нью-Йорке. Они подтвердили и уточнили диагноз: анкилозирующий спондило-артрит (болезнь Бехтерева)*. Это означало, что соединительная ткань в позвоночнике начала разрушаться.

Я спросил доктора Хитцига, каковы мои шансы на полное излечение. Он откровенно признался, что один из профессионалов произнес ему НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ: у меня один шанс из пятисот. Тот же спец увидел, что лично он никогда не сталкивался со вариантами излечения при поражении фактически всего организма.

Это принудило меня прочно задуматься. До сих пор я предоставлял медикам волноваться о моем состоянии. Но сейчас я сам должен действовать. Мне было НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ полностью ясно, что, если я собираюсь стать одним из пятисот, лучше самому что-то решать, а не быть пассивным наблюдателем.

Я спросил доктора Хитцига, чем вызвано мое состояние. Оказалось, что спровоцировать болезнь мог целый ряд обстоятельств, к примеру отравление томными металлами либо отягощение после стрептококковой инфекции.

Я кропотливо проанализировал все действия НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, конкретно предшествовавшие заболевания. Я ездил в Русский Альянс в качестве управляющего американской делегации по дилеммам культурного обмена. Конференция проходила в Ленинграде, а позже мы направились в Москву, где у нас были дополнительные встречи. Гостиница размещалась в жилом квартале, я жил в номере на втором этаже. Каждую НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ ночь под окнами громыхали дизельные грузовики, потому что недалеко круглые сутки велось строительство дома. Дело было летом, и окна были открыты настежь. Я плохо спал ночами и с утра меня даже подташнивало. В последний денек пребывания в Москве, уже в аэропорту, я попал прямо под струю выхлопных газов, когда рядом с нами НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ развернулся реактивный самолет, выруливающий на стартовую полосу.

* Болезнь Бехтерева (анкилозирующий спондилоартрит) — болезнь из группы коллагенозов, характеризующаяся преимущественным поражением суставно-связочного аппарата позвоночника (нередко и конечностей), также вовлечением в процесс внутренних органов (сердечко, аорта, почки). — Прим. пер.

Вспомнив все это, я поразмыслил: а не стало ли то НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, что я подвергался действию выхлопных газов, содержащих углеводороды, предпосылкой, вызвавшей болезнь? Если так, то правы докторы, предполагавшие отравление томными металлами. Но в этой прелестной теории был один недостаток. В поездке меня аккомпанировала супруга, и она осталась здоровой. Может быть ли, что лишь на меня подействовали выхлопные газы?

Когда я проанализировал все снова НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, то решил, что есть, по всей видимости, два разъяснения. Одно связано с завышенной чувствительностью. Другое — с тем, что я мог быть в состоянии адреналинового истощения и у моего организма не хватило сил совладать с отравлением, тогда как в организме супруги иммунная система работала нормально. Сыграл ли недочет адреналина НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ свою роль в заболевании?

Я опять кропотливо перебрал в памяти все действия, предшествовавшие заболевания. В Москве и Ленинграде состоялось много встреч, не считая тех, что были запланированы. Заседания проходили раз в день. Я допоздна засиживался за бумагами: работа председателя комиссии добивалась напряженного внимания. Последний вечер в Москве был НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ в особенности тяжел, по последней мере для меня. Глава русской делегации устраивал прием в нашу честь на даче, в 35—40 милях от городка. Меня попросили приехать на час ранее, чтоб поведать русским делегатам о тех янки, которые будут на обеде. Российские бчень желали устроить все лучшим образом, чтоб мы ощущали себя НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ как дома, и задумывались, что моя информация поможет им проявить максимум любезности к гостям.

Меня предупредили, что машина заедет за мной в гос- тиницу в 15.30. Времени доехать до дачи было полностью довольно, потому что российские коллеги собирались к 5 часам вечера. Члены американской делегации должны были прибыть в 18 часов.

Но НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ конкретно в 6 часов вечера выяснилось, что я нахожусь далековато за городом и пищу в совсем другом направлении от Москвы. Шофер некорректно сообразил, куда ехать, и в итоге мы оказались в 80 милях от подходящего нам места. Ворачиваться было надо через Москву. Водителя учили ездить осторожно, и он не собирался наверстывать НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ упущенное время. Всю дорогу я грезил, чтоб за рулем посиживал шофер, который желал бы обосновать, что авто гонки, как и бейсбол, родились в Рф. Но как досадно бы это не звучало... Мы появились на даче исключительно в 9 часов вечера. Хозяйка была в отчаянии. Суп подогревали 10 раз. Я был выжат НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ, как лимон. А на последующий денек — длинный перелет назад в Штаты. Самолет был переполнен. Когда мы приземлились в Нью-Йорке, прошли через перегруженную таможню и добрались до Коннектикута, у меня уже ломило все тело. Через неделю я попал в поликлинику.

Проанализировав все, что испытал за рубежом, я сообразил, что НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ нахожусь, возможно, на правильном пути в поисках предпосылки заболевания. Я больше убеждался: выхлопные газы на меня подействовали, а на мою супругу — нет, так как я был переутомлен, испытывал адреналиновое истощение, понизившее сопротивляемость моего организма.

Представим, моя догадка правильна. Тогда нужно достигнуть, чтоб надпочечники опять стали работать нормально и восстановилось НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ то, что Уолтер Кеннон именовал гомеостазом.

Я знал: для того, чтоб биться с артритом (да, фактически, и с хоть какой другой заболеванием!), в особенности в тяжеленной форме, эндокринная система и, главное, надпочечники должны работать на полную мощность. В одном мед журнальчике я прочитал, что у дам во время беременности НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ уменьшаются проявления артрита либо других ревматических симптомов, так как в этот период железы внутренней секреции стопроцентно активизированы.

Как мне достигнуть, чтоб надпочечники и вся эндокринная система опять стали нормально работать? Я вспомнил, что лет 10 вспять либо еще ранее читал традиционную работу Ганса Селье «Стресс жизни». Селье обосновал: адреналиновое НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ истощение может быть вызвано чувственным напряжением, таким, как раздражение либо сдерживаемый гнев. Он детально проанализировал негативное воздействие негативных эмоций на биохимические процессы в организме.

У меня появился вопрос: как оказывают влияние положительные эмоции? Если отрицательные вызывают ненужные конфигурации в организме, не могут ли положительные эмоции благоприятно повлиять на НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ биохимические процессы? Не может ли любовь, надежда, вера, хохот и воля к жизни стать наилучшим лекарством? Либо могут происходить хим конфигурации исключительно в худшую сторону?

Ясно, что вынудить «работать» положительные эмоции совершенно не просто, как, скажем, надавить кнопку выключателя. Но разумный контроль над ними мог бы дать благотворный физиологический эффект НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ. Время от времени довольно легко поменять тревогу верой в жизнь.

В голове у меня начал вырисовываться план, я придумывал, где находить целительные положительные эмоции, и мне захотелось обсудить его с моим доктором. По-видимому, для проведения моего опыта были нужны как минимум два условия. Во-1-х, если лекарства, которые НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ я воспринимал, хоть в некий степени токсичны, план навряд ли осуществится. Во-2-х, я знал, что мне следует подыскать для себя другое место для исцеления, где бы я мог испытывать положительные эмоции и оптимистично глядеть на жизнь. В поликлинике это было нереально.

Давайте подробнее разглядим каждое из этих критерий.

Во НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ-1-х, лекарства. Упор делался на болеутоляющие препараты — аспирин*, бутадион, кодеин, колхицин, также на снотворные. Аспирин и бутадион применялись в качестве антивосполительных средств, и их прием числился терапевтически оправданным. Но я не знал, токсичны ли они. Выяснилось, что у меня завышенная чувствительность фактически ко всем лекарствам, которые я воспринимал. В НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ поликлинике мне давали наибольшие дозы: 26 пилюль аспирина и 12 пилюль бута-диона в денек. Стоит удивляться, что у меня все тело покрылось крапивницей и зуд был так мучителен, будто бы меня денек и ночь грызли миллионы бардовых муравьев. Было неразумно ждать положительных сдвигов в организме, пока его отравляли лекарствами НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ.

* В США аспирин используют как жаропонижающее и болеутоляющее средство. — Прим. ред.

Один из моих коллег прочел надлежащие материалы в мед журнальчиках и узнал, что такие лекарства, как аспирин и бутадион, ложатся томным бременем на надпочечники. Выяснилось также, что бутадион — один из самых сильнодействующих современных препаратов. Прием его может НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ привести к возникновению крови в стуле, вызвать непереносимый зуд и бессонницу, плохо подействовать на костный мозг.

У аспирина, естественно, репутация лучше, по последней мере, посреди широкой публики. Всераспространено мировоззрение, что аспирин практически безобиден. Но, когда я углубился в исследование публикаций в специализированных журнальчиках, я нашел, что аспирин — очень сильное НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ лечущее средство и его нужно употреблять осторожно. То, что аспирин можно приобрести в огромном количестве без всякого рецепта и принимать без докторского контроля, совсем некорректно. Даже малозначительная доза аспирина может вызывать внутренние кровотечения. Статьи в мед прессе свидетельствуют, что вещества, входящие в состав аспирина и бутадиона, нарушают процесс свертывания крови НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ.

Эти мысли стращали. Неуж-то аспирин, в течение многих лет считавшийся универсальным лекарством, по сути приносит вред?

История медицины изобилует примерами, когда какие-то лекарства и способы исцеления были длительно популярны. Но позже становилось понятно, что они приносят больше вреда, чем полезности. Веками, к примеру, доктора верили, что кровопускание очень принципиально НОРМАН КАЗИНС – АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ для скорого излечения фактически от хоть какой заболевания. А посреди XIX века нашли, что кровопускания только ослабляют пациента. Большая утрата крови в итоге подобного исцеления ускорила погибель Джорджа Вашингтона.


normativnie-akti-prezident-respubliki-belarus-8.html
normativnie-akti-reglamentiruyushie-osmotr-mesta-proisshestviya-prava-i-obyazannosti-specialista-pri-omp.html
normativnie-akti-zakon-o-pensionnom-obespechenii.html